Статьи

Результаты социологического исследования о значении стиля в жизни людей и об их потребности в услугах стилиста.

Когда увлечённо занимаешься делом и считаешь его важным и полезным, неплохо выяснить, разделяют ли окружающие твоё мнение, ценны и важны ли для них твои умения и профессиональные возможности. Поэтому в ноябре-январе я предприняла исследование, на которое возложила серьёзные надежды. Ожидалось, что результаты опроса позволят профессиональным стилистам точнее понимать потребности современного человека в создании своего образа.

Исследование так и называлось: «Ваш стиль». В нём приняли участие 127 человек из Беларуси, Германии, Грузии, Израиля, Казахстана, России, США, Турции, Украины. Большую часть респондентов составляли россияне (79,8%).

Существенная доля опрошенных проживает в крупных городах: Барнауле, Берлине, Владивостоке, Владимире, Иваново, Иерусалиме, Ижевске, Казани, Караганде, Кемерово, Киеве, Краснодаре, Лос-Анджелесе, Минске, Москве, Перми, Самаре, Санкт-Петербурге, Стамбуле, Тбилиси, Томске, Харькове.

Несмотря на то, что темы, связанные с внешностью, модой, стилем традиционно считаются женскими, к опросу удалось привлечь неравнодушных к проблеме мужчин. Они составили почти четверть участников опроса.

Свое мнение высказали совершеннолетние самых разных возрастов: от 18 до 75 лет.

Участники опроса в основном имеют высшее образование, а также учёную степень и степень MBA. Показательно, что активнее всего отвечали люди от 36 до 45 лет. Считается, что это время начала размышлений о собственном стиле, когда человек состоялся, имеет достаточный жизненный опыт, лучше знает себя.

К исследованию проявили интерес люди, занятые в разных областях деятельности. Большая их часть работает в сфере науки и образования, культуры и искусства, услуг, здравоохранения, трудится на государственной службе, занимается финансами, информационными технологиями, консалтингом, занята в предпринимательстве и некоммерческих организациях. Важными являются ответы представителей индустрии красоты.

Следует отметить, что к предложенным в анкете категориям работающих респондентов в ходе опроса были добавлены студенты, домохозяйки и пенсионеры.

Месячный доход указавших его респондентов варьируется от 10-и до более чем 200-и тысяч рублей.

А теперь обратимся непосредственно к результатам исследования.

 

Результат 1. Интерес к теме

 

В первую очередь, важно, что к теме существует интерес: от активного до периодического.

 

***

 

Респонденты размышляют о стиле и интерпретируют его как:

  • соответствие внешнего облика человека его внутреннему миру (52,8%)
  • гармоничный и эффектный образ (37,8%)
  • вкус, элегантность, утончённость, изысканность, изящество (32,3%).

Прозвучали и особые версии того, что же такое стиль. Это:

  • актуальный, современный крой вещей;
  • обыкновенная аккуратность;
  • привычка;
  • совпадение того, что нравится, что идет, и что уместно;
  • соответствие внешнего облика времени и месту;
  • удобство;
  • умение проявить хороший вкус минимальными средствами.

 

***

 

Интерес к теме подтверждается и двумя противоположными аспектами.

С одной стороны, участники исследования осмысленно подходят к выбору одежды и внешнему виду. Основными побуждающими мотивами здесь являются следующие (в порядке убывания):

  • желание подчеркнуть достоинства фигуры и скрыть недостатки;
  • потребность выразить свой внутренний мир;
  • необходимость учитывать ситуацию:

- цели, которых он планирует достичь с помощью адекватного внешнего образа;

- внутренние самоощущения, настроение;

- время и место, куда человек идёт;

- погодные условия;

  • желание выглядеть заметно, привлечь к себе внимание;
  • желание подчеркнуть социальный статус.

К частным мотивам относится потребность в красоте, стремление к созданию стильного базового и капсульного гардероба, необходимость соответствовать профессиональным стандартам.

Таким образом, визуальные аспекты образа в индивидуальном зачёте ответов остаются приоритетными. Хотя в общем зачёте тенденция связана с внутренними (личностными) аспектами и внешними (социальными).

С другой стороны, респонденты осознанно демонстрируют некоторую второстепенность, незначительность темы стиля. Стараются на словах дистанцироваться от неё как от малозначимой.  В частности, треть опрошенных говорит, что главное назначение одежды – в тепле и удобстве. Каждый десятый затрудняется ответить, как он одевается, или сообщает, что не задумывался об этом. Однако по мере заполнения анкеты и конкретизации вопросов ситуация меняется, и интерес к теме приобретает конкретные проявления: что не получается, что беспокоит, что нужно в связи с этим делать.

 

***

 

Интерес к теме стиля связан с многообразием возможностей приобретения одежды, обуви и аксессуаров, с инфраструктурой торговли и услуг. Абсолютное большинство участников опроса (83%) покупают вещи в торговых центрах.

Значительная доля респондентов пользуется услугами Интернет-магазинов (31,5%). Это может свидетельствовать о противоречивых обстоятельствах. С одной стороны, об определённом материальном и образовательном уровне, при котором у человека есть доступ к Интернету, и он знаком с технологиями Интернет-торговли, доставки. С другой стороны, обращение к Интернет-магазинам может говорить о невозможности найти приемлемый по соотношению «цена /качество/ассортимент» товар в обычных оффлайновых магазинах. Что касается финансовой стратегии, то в Интернете покупают как те пользователи, кто хочет найти дешёвые товары, как и те, кто покупает дорогие вещи, но без наценок очных магазинов или рынков. Об этом свидетельствует соотнесение мест покупок с месячным бюджетом на одежду.

В структуре опрошенных шестую часть занимаю те, кто ездит на шоппинг за границу. Такая стратегия потребительского поведения характера для жителей крупных российских городов, с образованием от высшего до учёной степени и MBA, а также жителей дальнего зарубежья. При этом возраст и особенно месячный доход не являются здесь существенными факторами. Интересно выяснить дополнительно, кем и как организуется шоппинг за границей. Устные пояснения отдельных участников опроса говорят о том, что зарубежый шоппинг целенаправленно осуществляется по большей части специалистами: стилистами-шопперами. Остальные покупатели занимаются приобретением вещей попутно с отдыхом или деловыми поездками за рубеж.

Представительное количество респондентов (14,2%) покупают одежду в дизайнерских бутиках или брендовых салонах. Этот факт требует дальнейшего исследования, чтобы выяснить, чем в большей степени привлекает бутик: качеством вещи (в том числе, с учётом адекватных цен в период распродаж) или желанием найти эксклюзивный продукт и выстроить на нём неповторимый образ. Требует уточнения и география бутика: к сожалению, по оценкам экспертов, коллекции, представленные в российских представительствах модных домов, отстают от мировых модных тенденций минимум на 3-4 года. То есть в Россию везут старые модели, приобретённые на распродажах по сниженным и тем самым доступным с учётом курсовой разницы закупочным ценам.

Приятным, хотя и неоднозначным обстоятельством, является то, что 8,7% участников опроса шьют самостоятельно, а 6,3% заказывают вещи в ателье. В положительном смысле это говорит о следующих обстоятельствах:

  • желании носить не массовую, а уникальную одежду;
  • сохранении интереса к рукоделию, навыках выбора тканей и фурнитуры, раскроя, пошива на машинке;
  • наличии качественного предложения в сфере услуг ателье.

В отрицательном смысле эти данные могут свидетельствовать о:

  • невозможности купить качественную, оригинальную, экологичную одежду;
  • высокой цене одежды экономического класса при низком уровне качества.

О сложностях с наличием качественной и доступной по цене одежды на местах свидетельствует то, что 5,5% опрошенных вынуждены ездить за покупками в областной центр или столицу.

Ответили, что не приобретают одежду, живут старыми запасами и даже донашивают одежду за родственниками респонденты всех уровней месячного дохода: как до 10 тысяч рублей, так и свыше 200 тысяч. То есть фактор «старых» вещей не является существенным для понимания платёжеспособности. Важными здесь могут быть культурные аспекты (привязанность к вещи, то, что она нравится) и конечно качество («сносу нет»). История с приобретением качественных долгоиграющих вещей становится эффективной стратегией потребительского поведения (см. мою статью «Гардероб как бизнес»).

Приблизительно равные доли опрошенных сообщили, что покупают винтажную одежду на блошиных рынках (это можно расценивать как дополнительный фактор интереса к теме стиля) и на оптовом рынке (по низким доступным ценам).

Один респондент прокомментировал, что место приобретения одежды зависит от таких факторов, как наличие времени и денег на покупки, а также связана ли покупка с конкретным событием (по важности). Хотя единичный ответ и не является показательным со статистической точки зрения, он отражает потребительское поведение обеспеченного покупателя, у которого есть финансовая возможность выбора площадок покупки.

 

***

 

Интерес к стилю, забота о внешности, внимание к своему облику подтверждается и тем, что люди пользуются для создания внешнего образа услугами специалистов. В «большую десятку» таких экспертов входят (в порядке убывания): парикмахер, мастер маникюра/педикюра, продавец одежды и косметики, косметолог, спортивный тренер, массажист, стилист, портной, психолог и визажист. В этом раскладе интересно следующее.

Во-первых, стилист оказался на седьмом месте. Это подтверждает, что соответствующая практика в России не распространена, соответствующие услуги предоставляются на рынке относительно недавно (не путать с профессиональным обучением стилистике!).

Во-вторых, (как следствие), большинство людей привыкло справляться с соответствующими задачами самостоятельно. Они комментируют: «в основном принимаю решения сама», «все делаю сама», «мне никто не нужен», «не пользуюсь ничьими услугами», «никогда ни к кому не обращалась», «сама себе стилист», «сам со вкусом», «справляюсь самостоятельно», «советуюсь с женой/дочкой/мужем», «доступные СМИ в помощь», «предпочитаю читать великих».

В-третьих, три четверти респондентов не рассматривают продавцов одежды и косметики как экспертов по стилю, хотя при этом считают таковыми непрофессионалов (родственников, друзей), а также специализированные издания и обладающих стилем великих людей. Основываясь на своём опыте стилиста могу сказать, что это обективная, хотя и удручающая оценка положения дел. К большому сожалению, компетенции продавцов как умелых советчиков по выбору цвета, силуэта, фактуры ткани, рисунка и изделия в целом в России чрезвычайно низкие. Этому обстоятельству не уделяется должного внимания ни на государственном уровне, ни на уровне бизнеса: оба игрока не заботятся о необходимой подготовке персонала. Индивидуальные предприниматели (малый торговый бизнес) по этом параметру здорово проигрывают сетевикам.

В-четвёртых, каждый десятый участник опроса считает обязательным в деле формирования собственного стиля участие психолога. Среди очевидных «строителей тела» он является редким «строителем внутреннего мира». Это важно для понимания роли стилиста, который неизбежно интегрирует в своё мастерство этику и инстументы психолога.

В-пятых, то, что шестая часть респондентов выбрала из предложенного списка экспертов по стилю спортивных тренеров и массажистов, косвенно свидетельствует о важности для опрашиваемых здорового образа жизни. Однако, подавляющее большинство этих участников опроса при дальнейшем прохождении анкеты сообщили, что хотят изменить свои привычки в плане питания.

 

Результат 2. Трудности со стилем

 

Второй вывод заключается в том, что люди испытывают определённые трудности, связанные с тем, как выгодно приподнести свою внешность, создать эффектный визуальный образ, сформировать индивидуальный стиль. Обозначим эти трудности, потому что именно они являются предметом деятельности стилиста.

 

***

 

В ходе исследования участники оценивали текущую ситуацию со своим внешним образом и определяли, хотят ли они перемен. При этом выяснилось, что лишь немногие довольны своим образом и считают свой стиль сложившимся. Большая часть респондентов допускает улучшения, желает разнообразия. Даже формально пассивный ответ, что собственного стиля пока нет, перестаёт быть пассивным, потому что человек принял участие в опросе и тем самым начал поиски стиля.

Особые комментарии связаны с общественными, публичными, социальными аспектами:

  • формирование стиля – это вечный поиск себя, издержки профессии;
  • удовлетворённость внешним образом была бы большей, если бы не надо было иногда соответствовать общепринятым  стандартам восприятия;
  • удовлетворённость внешним обликом зависит от реноме, репутации человека.

Существенно то, что удовлетворённость внешним образом не связана с интересом респондента к теме стиля. Здесь встречаются разные корреляции. От «доволен образом» и при этом «совсем не интересуюсь темой стиля» до «доволен образом», но «активно интересуюсь темой». От «у меня пока не сложился собственный стиль» и при этом «совсем не интересуюсь темой стиля» до «активно интересуюсь», но стиль пока всё равно не сложился. Все эти корреляции – поле разной работы стилиста.

 

***

 

Опрошенные указали на конкретные трудности, с которыми они сталкиваются при создании своего образа, и расположили их в следующем порядке приоритетов.

Большинство опрошенных (29,1%) сообщили, что у них мало свободного времени, и им нужны простые, но эффективные решения. Выбор такого ответа из предложенных говорит о том, что стиль, внешний облик связаны не столько с деньгами, доступностью товаров и услуг, сколько с профессионализмом оказываемых услуг. Это несомненный аргумент в пользу потребности в услугах стилиста. Можно возразить, что готовые решения есть в Интернете, в специализированных изданиях по моде, в телепрограммах. Но для изучения этого объёмного и несистематизированного объема информации необходимо время. А у потребителя его нет. Кроме того, существующие рекомендации носят общий характер и никак не связаны с особенностями конкретной личности и внешности. Только профессионал может кастомизировать готовое решение к специфике конкретного клиента.

Почти четверть опрошенных (суммарно 22,8%) заявила, что не сталкивается с трудностями при создании своего образа или на задумывалась над этим.

Остальные ответы респондентов по частоте можно отнести к двум группам.

В первую группу попадают трудности, связанные с отсутствием умений и навыков, которые как раз и являются компетенциями стилиста. То есть рядовой гражданин обладать ими может, но не должен. Вот эти трудности (в порядке убывания):

  • неумение сочетать вещи, соединять разные стили;
  • незнание, где купить нужную одежду;
  • незнание, что человеку идёт;
  • мнение, что для хорошего внешнего вида и гардероба нужно много денег («Много денег не нужно, но определенно больше, чем у меня на это есть. Например, я бы покупала себе только фирменные сумки, пальто»).

Во вторую группу попадают трудности, связанные с самооценкой и, как следствие, с восприимчивостью к реакции общества на образ, с зависимостью респондента от чужого мнения, требований, стандартов, со степенью его независимости, особости, незаурядности, неконформизма:

  • нежелание быть похожей (-им) на других;
  • не нравится внешность, фигура;
  • опасение выглядеть немодно, неуместно, вульгарно;
  • другие люди оказывают влияние на выбор.

Участники исследования обозначили и дополнительные существенные трудности, в частности:

  • то, что современные производители одежды выпускают женские товары на рост 170 см. Это объективный тренд, который подтверждают многие специалисты fashion-индустрии. В Москве в некоторых торговых центрах есть магазины с одеждой и обувью для людей небольшого или очень высокого роста, но это исключение и редкость. Из личного опыта общения с работниками ателье знаю, что наиболее часто клиенты обращаются к ним с просьбой уменьшить длину брюк и рукавов, укоротить платье или юбку;
  • не хватает места для хранения вещей («отсутствие гардеробной, чтобы все было под рукой и не в измятом виде»). Этот вопрос успешно решается со стилистом путём профессионального разбора гардероба. Также всем, кто испытывает такую трудность, рекомендую прочесть мою статью ««Стильное» чтение: об уборке и обустройстве жизни»;
  • нестандартный вариант работы. Это снова прерогатива стилиста, т.к. учёт образа жизни и доли в нём рабочего времени является одним из основополагающих методов разработки рекомендаций по гардеробу клиента;
  • отсутствие нужных вещей. Этот вопрос нужно анализировать дополнительно. За ним могут стоять как объективные сложности с покупками конкретных вещей в конкретном городе, так и определённая ненасытность покупателя. В обоих случаях полезен стилист. Он подскажет, где совершить покупки, и умеет грамотно работать с шопоголиками;
  • наличие персонального модельера и стилиста, в чём есть и плюсы и минусы. На это можно ответить, что всё познаётся в сравнении. Можно обратиться к другому специалисту и сопоставить мастерство. А можно и вовсе переключиться на самообслуживание, если Вы сами стали стилистом.

 

***

 

Респонденты конкретизировали трудности, оценив свою удовлетворённость нынешним гардеробом.

Подавляющее большинство выбрали «скорее да», что непосредственно связано с в основном удовлетворённостью внешним образом при возможности внести в него улучшения и разнообразие.

Интересно, что респондентов, однозначно довольных своим гардеробом, на 3% меньше, чем тех, кто доволен своим образом в целом. Но это пересекающиеся группы довольных. Значит, остальные 3%, кто доволен образом в основном, но не против его улучшить, будут искать улучшение не в вещах, а в других составляющих стиля. Это полезная информация для размышления стилисту.

Также важно, что тех респондентов, кто однозначно доволен свои гардеробом, нельзя идентифицировать ни по одному критерию из личных данных. Здесь мужчины и женщины, люди всех возрастных категорий, всех категорий достатка, с разным образованием, из разных сфер деятельности, проживающих и в небольших городах, и в городах-миллионниках. Возможно, что «доволен гардеробом» - это не статистика, а состояние души. Позитивные люди довольны жизнью вообще, а не только каким-то гардеробом. Они не будут сетовать даже ради объективной науки-социологии.

Треть опрошенных недовольна или скорее недовольна своим гардеробом. Поскольку это поле для работы стилиста, посмотрим пристальнее, в чём заключается недовольство.

 

***

 

Участники исследования охарактеризовали свой нынешний гардероб таким образом.

У 28,3% участников опроса достаточно вещей, они хорошего качества и сочетаются друг с другом. Здесь радует то, что подобный ответ дают люди во всех категориях достатка. Это свидетельствует о том, что осмысленный подход к гардеробу в смысле количества вещей и их «родства» возможен и с небольшим бюджетом. Более подробное развитие этой мысли смотри в моей статье «Гардероб как бизнес».

Дальше анкетируемые констатируют трудности, связанные с гардеробом, или высказывают пожелания по его усовершенствованию в следующем порядке приоритетов:

  • хотят приобрести дополнительно модные и практичные вещи. Эту пару характеристик далее нужно развести, потому что модные вещи могут быть непрактичными. Зато практичные часто образуют базовый гардероб, который востребован вне времени и моды;
  • хотят приобрести вещи, которые будут сочетаться с имеющимися. Если этого не получается сделать, значит стоит искать помощи у стилиста;
  • хотят приобрести дополнения: обувь, аксессуары. Это стоит делать только в том случае, если человек убеждён, что у него грамотно подобрана одежда;
  • констатируют, что большинство вещей устарели. Часть таких ответов дали люди с низким доходом. Однако они встречаются и у более обеспеченных людей. Эта оценка может быть субъективной и связанной не с качеством и сохранностью вещи, а с общим ощущением, что «ношу долго», «надоело одно и то же». Также в зону риска попадают ультрамодные вещи, которые особенно быстро выходят из моды и тем самым морально устаревают;
  • считают, что в гардеробе одних видов одежды слишком много, а других недостаёт. Это может быть связано с неосознанными предпочтениями (люблю чёрное и блестящее), привычками (так носила в молодости), воспитанием и советами других людей (мама говорит, что мне не идут брюки). Из личного опыта работы с клиентами могу сказать, что часто люди, купив удачную вещь (по цвету, крою, составу ткани), начинают повторяться и эксплуатировать эту удачу, из-за чего в гардеробе оказывается 10 голубых джинсов-скинни, 7 мини-юбок из замши, 12 блузок с бантом на груди и 15 пар только чёрной обуви. Повторов можно избежать простым методом: мерить в магазинах новое и разное, что раньше не носил;
  • сообщают, что у них мало вещей, и они однотипные, простые. Само по себе небольшое количество вещей не является недостатком. Напротив, оно может свидетельствовать о грамотном подборе гардероба, когда изделия хорошо сочетаются друг с другом. Однако в данном случае речь, вероятно, идёт о хорошо знакомых стилисту ситуациях, когда, купив удачную по крою или силуэту вещь, человек начинает многократно повторяться в своём выборе. Он не пытается мерить непохожие на привычную вещи и искать другие варианты, которые могут разнообразить и обогатить его гардероб;
  • понимают, что большинство вещей плохого качества. Здесь необходимо избежать ошибочного мнения о том, что качественные вещи непременно дороги. Или что они обязательно импортные. Начать обеспечивать качество своего гардероба можно с такого шага, как отказ от синтетики. Об этом я подробно пишу в своей статье «Уютная одежда и наше здоровье». Вторая история – это постепенный, но решительный отказ от низкокачественных вещей по принципу «лучше меньше, да лучше». Но, чтобы составить перечень действительно нужных покупок и приобретать их по мере возможности, нужно пройти через все этапы понимания своих индивидуальных особенностей, которые определяют черты стиля: цветотип, тип фигуры и лица, а также преобладающий тип линий, который отражает природный стиль и помогает безупречно выбрать подходящую вещь по цвету, крою, фактуре и рисунку ткани. Понять себя можно самостоятельно, но для этого нужно определённое время систематически учиться. Другой выход – обратиться к стилисту;
  • осознают, что, хотя у них много вещей, но они плохо сочетаются. Такая ситуация чаще всего свидетельствует о непродуманном шоппинге и эмоциональных спонтанных покупках, об отсутствии базового гардероба, о несбалансированности в гардеробе базовых и модных вещей. Первопричина всего этого – несоответствие изделий образу жизни, когда количество и состав вещей для одних целей недостаточно, а для других избыточно. Например, много вечерней нарядной одежды, а человек большую часть времени проводит на работе. Или у женщины много деловой одежды, но сейчас она находится в декретном отпуске и преимущественно бывает дома или на прогулке с ребёнком;
  • отмечают, что большинство вещей им не идут. Это продуктивный момент, поскольку человек, по крайней мере, осознаёт, что с визуальным образом что-то не так, и пытается искать выход. С этим можно конструктивно работать с помощью специалиста. Гораздо хуже, если у человека не только не сложился стиль, но и нет вкуса, и он откровенно не понимает, что какие-то вещи его не украшают. Чтобы вещи шли, нужно пройти через понимание и принятие себя, через довольно простые технические процедуры и более глубокую эмоциональную и психологическую работу со своей сущностью, следствием и зеркалом которой является визуальный образ.

Среди дополнительных ответов респондентов нужно выделить следующие:

  • важным аспектом является функциональность гардероба. Если она обеспечена, то вещей вполне может быть немного, и среди них не будет лишних, случайных;
  • гардероб может быть устоявшимся и редко обновляться по причине нелюбви к шоппингу, то есть фактически из-за невладения мастерством шоппинга;
  • в гардеробе может быть беспорядок, но надежда участника анкетирования на то, что порядок достигается путём организации гардеробной, иллюзорна. Система стиля не выстраивается на расширении инфраструктуры хранения вещей.

 

Результат 3. Есть противоречия

 

Третий вывод состоит в том, что респонденты колеблются по двум позициями:

а) они не могут до конца определиться, является ли тема стиля значимой для них;

б) они не знают, нуждаются ли в вопросе создания своего стиля, в преодолении соответствующих трудностей и в решении соответствующих задач во внешней помощи или могут справиться самостоятельно, отложить решение или вовсе отказаться от него.

Такой вывод основывается на том, что участники анкетирования допускают в ответах явные противоречия. В частности:

 

***

 

В этом вопросе несомненными целевыми аудиториями стилиста являются:

  • «скрытые экспериментаторы», которым нравится менять свой образ лишь наедине с самими собой, не вынося результаты (возможно положительные, яркие, творческие, креативные) на публичное обозрение;
  • затруднившиеся ответить, которые, вероятно, не пробовали менять свой образ или не получили удовлетворения от произошедших перемен.

Свыше 80-и процентов опрошенных заявляют о стабильности своего образа. Это либо консерваторы, которые вообще не вносят во внешний вид изменений, либо категория «осторожных», кто приемлет лишь небольшие коррективы при общей неизменности образа. Если рассматривать этот ответ в отрыве от других, можно оптимистично предположить, что такое постоянство свидетельствует о найденном, сформировавшемся, сложившемся стиле и, как следствие, об отсутствии фронта работ для стилиста.

Однако следующие ответы опровергают это предположение.

 

***

 

Больше половины опрошенных уверены, что имеют собственный стиль. Ещё свыше четверти респондентов затрудняются ответить, что может означать как тайную надежду, что стиль у них уже сложился, так и сомнения, произошло ли это, и в полной ли мере. У них нет уверенного самоопределения, несмотря на то, что выше участники опроса чётко формулировали критерии наличия/отсутствия стиля самостоятельно или выбирали их из предложенных. Тем не менее, попытка проверить себя на соответствие или несоответствие этим критериям не закончилась однозначным выбором.

Обращают на себя внимание существенные противоречия в ответах. В частности, из участников анкетирования, которые уверены в наличии у них стиля:

  • 75% высказывают пожелания по усовершенствованию собственного гардероба;
  • 70% испытывают конкретные трудности при создании визуального образа;
  • 38% нуждаются в помощи специалиста для создания собственного стиля;
  • 15% недовольны своим гардеробом;
  • 4% отвечают, что всё-таки у них пока не сложился собственный стиль.

 

***

 

Явное противоречие заключается также и в том, что, при преобладающем (80%) отрицательном и осторожном отношении к переменам во внешнем образе, суммарно 45% опрошенных нуждаются в помощи специалиста для создания собственного стиля (ответы «Всегда полезно обратиться к специалисту», «Мне трудно создать свой стиль самостоятельно», «Скорее да, чем нет»). Сюда же добавляется 6% респондентов, которые отказываются от услуг стилиста только причине предубеждения, что подобные услуги дороги. Таким образом, целевую аудиторию стилиста образуют как минимум 50% опрошенных, из которых 30% - «консерваторы» и «осторожные» и 20% - ищущие и экспериментирующие. Это существенное различение групп клиентов, потому что вторые заявляют о своих потребностях открыто, а первые опосредованно.

 

Особые комментарии в этом вопросе связаны с обоснованием, почему человеку не требуется помощь. Это происходит, когда респондент сам является профессиональным стилистом, и когда у человека есть уверенность, что занимаясь самообразованием в этой области, он сможет самостоятельно достичь желаемого результата.

 

***

Значимость темы стиля для конкретного человека, желание изменений во внешнем образе, мотивация к созданию индивидуального стиля тесным образом связаны с общественным восприятием и оценкой этих перемен. Большинство опрашиваемых оптимистичны в своих ожиданиях и уверены в том, что их усилия будут замечены и безусловно поддержаны наблюдательными и неравнодушными близкими людьми. Важно, чтобы оптимизм, связанный с солидарностью окружающих, был реальным, а не предполагаемым, и, главное, вторичным по отношению к самим переменам. Существенно, чтобы первичными были самостоятельное решение об изменениях, принятие себя нового и независимость от чужого мнения относительно результатов этих изменений. При оценке результатов опроса нужно учитывать, что у части людей, демонстрирующих оптимизм, на деле могут возникнуть сомнения, стоит ли что-то менять, если перемены вызовут непонимание и неприятие значимого для них окружения.

 

Результат 4. Задачи, которые нужно решать

 

Четвёртый вывод связан с тем, что у большинства опрошенных есть конкретные задачи, которые необходимо решать с помощью стилиста.

 

***

 

Обсуждая конкретные шаги по созданию стиля, респонденты не ограничивались переменами во внешнем облике и обозначали другие объекты возможных изменений, связанных с индивидуальным образом. Так 43,3% опрошенных хотели бы изменить привычки в плане питания, 22,8% - виды отдыха, 21,3% - манеру общения, 6,3%- хобби. Отдельные ответы связаны с желанием сменить работу, изменить мышление, найти друзей, добиться определённых результатов в спорте, наладить режим дня и, наконец, в целом изменить стиль жизни. Здесь уже обозначается значимая корреляция между стилем и имиджем, делается попытка указать на важные аспекты стиля, связанные с внутренним миром человека. Но при этом на первом плане по-прежнему остаются внешние аспекты, связанные с экстерьером (персональное) и с коммуникациями (социальное).

Пятая часть опрошенных ничего не хочет менять дополнительно к изменению внешнего образа. При этом среди них:

  • 11% любят меняться кардинально и часто;
  • 15% недовольны своим образом;
  • 11% считают, что у них нет стиля.

Таким образом, часть респондентов мечтает о переменах в образе, но подавляет эти мечты на практике. Часть людей занимает пассивную позицию в плане перемен, хотя недовольна своим образом и пока не сформировала свой стиль.

 

***

 

Почти четверть опрошенных (22,5%) затрудняется ответить, нужны ли им услуги стилиста. Эту группу следует рассматривать как целевую аудиторию, для которой необходимо формировать индивидуальные наборы предложений, включающие разработку персональной истории через стиль, адаптацию к конкретному клиенту основных образных решений.

Совсем не нуждаются в услугах стилиста лишь 0,8% опрошенных.

Остальные 76,7% участников опроса считают полезными следующие услуги персонального стилиста (в порядке убывания):

  • 30% - консультация по отдельным вопросам. Эту услугу чаще всего называют опрошенные, которые хотят дополнительно приобрести модные и практичные вещи. Персональная консультация – перспективная стратегия, которая даёт клиенту уникальное продуктовое предложение, связанное с его индивидуальными потребностями, а стилисту – разнообразное портфолио;
  • 30% - составление комплектов одежды. Интерес к этой услуге объясняется тем, что состав гардероба часто бывает разрозненным, а вещи – автономными и не сочетающимися между собой. Об услуге просят две группы респондентов:

- те, у которых много вещей, и они плохо сочетаются;

- те, кто хотят приобрести вещи, сочетающиеся с уже имеющимися;

  • 20,8% - анализ гардероба. В такой услуге нуждаются все категории опрошенных: те, кто укомплектован одеждой, и те, кто испытывает дефицит в отдельных вещах; те, кто доволен своим нынешним гардеробом, и те, кто им недоволен;
  • 18,3% - рекомендации по цветам, фасонам, фактурам тканей, рисункам. Эта услуга нужна:

- тем, кому не нравится их внешность и фигура;

- тем, на чей выбор оказывают влияние другие люди;

- тем, кто не хочет быть похожим на других;

  • 14,2% - шоппинг. Об этой услуге чаще всего просят три группы респондентов:

- у которых мало свободного времени, и им нужны простые, но эффективные решения;

- те, кто не знает, где купить нужную одежду;

- те, кто считает, что для хорошего внешнего вида и гардероба нужно много денег;

  • 14,2% - пакет услуг, включающий всё перечисленное. Эту услугу запрашивают те участники опроса, которые испытывают несколько разных трудностей при создании образа;
  • 6,7% - определение типа лица. В услуге нуждаются опрошенные, которые не знают, что им идёт;
  • 5% - определение типа фигуры. Услуга требуется респондентам, которые не знают, что им идет. Низкий процент запроса на эту услугу – хороший показатель, свидетельствующий о  том, что люди знают свой тип фигуры. Косвенно это подтверждается тем, что 28,6% опрошенных одеваются, подчёркивая достоинства фигуры и скрывая её недостатки. В то же время собственная фигура не нравится 14-и процентам опрошенных, а услугу по определению типа фигуры, которая включает и рекомендации по выбору соответствующей одежды, запрашивает только треть из них.

Особые комментарии, касающиеся услуг стилиста, связаны с потребностью в разработке персонального бренда клиента, а также с желанием иметь учителя или духовного авторитета. Последний аспект решается, в частности, практикой системного консультирования или коучинга через стиль.

 

***

Создание индивидуального стиля, решение конкретных задач с помощью профессионального стилиста связано как с нематериальными, так и с материальными аспектами. Здесь показательным моментом является то, что наличие или отсутствие стиля, удовлетворённость своим образом и гардеробом, наличие трудностей при создании образа, потребность в помощи стилиста не связаны прямо пропорционально с финансовыми возможностями респондентов и их годовым бюджетом на приобретение одежды, обуви и аксессуаров.

Чем выше годовой бюджет на приобретение вещей, чем чаще люди нуждаются:

  • не в базовых, а в расширенных услугах, направленных на развитие существующего гардероба (рекомендации по цветам, фасонам, фактурам тканей, рисункам);
  • не в единичных, а в массовых услугах (пакет услуг стилиста);
  • не в типовых, а в эксклюзивных услугах (консультация по отдельным вопросам).

 

Особо следует отметить, что у ряда респондентов годовой бюджет на приобретение одежды превышает месячный доход, умноженный на 12 месяцев. То есть опрашиваемый покупает одежду не только на собственные деньги, но и на средства семьи. Соответственно, вопрос о бюджете расходов на внешний образ более существенен в данном опросе, чем вопрос о месячном доходе.

Также необходимо иметь в виду, что 19,8% опрошенных не указали годовой бюджет на приобретение вещей. В личных комментариях они назвали две причины, почему не стали отвечать на этот вопрос:

  • считают нежелательным включение в анкеты любых вопросов, связанных с финансами (и по доходам, и по расходам). Особенно критичными эти вопросы кажутся мужчинам, у которых заработок связан с честолюбием и профессиональной реализованностью больше, чем у женщин;
  • не занимались подсчётами расходов на одежду (вне зависимости от уровня доходов). Это показательная ситуация для России, где нет укоренившейся привычки к анализу не только доходов и расходов домохозяйств, но и структуры расходов, которая может быть очень показательной.

Месячный доход не указали мужчины, занятые в сфере культуры и информационных технологий, и женщины, работающие в продажах, финансах, логистике и занятые предпринимательством.

 

***

 

Подводя общие итоги опроса, хочу обозначить 3 позитивные тенденции:

  1. Респонденты в целом осведомлены о теме стиля и интересуются ей;
  2. В отдельных аспектах поиска индивидуального стиля участники опроса могут помочь себе сами. Это важный мотивирующий фактор;
  3. Работая над внешним образом, большинство опрошенных обращаются к услугам специалистов, то есть осознают значимость профессионального участия в практической реализации стиля;
  4. В начале участия в исследовании респонденты констатировали, что раньше не думали о значимости темы, но уже в процессе анкетирования стали приобщаться к ней, анализировать личную ситуацию, искать возможности;
  5. Шестая часть опрошенных отрицает значимость темы, однако в дальнейшем снижает категоричность и обнаруживает практический интерес, формулирует конкретные задачи.

Проведённое исследование выявило ряд проблем, которые нужно рассматривать как конструктивные практические аспекты для работы стилиста. В частности:

  1. Красота, мода, стиль, внешность по прежнему воспринимаются как женские темы. Об этом свидетельствует гендерный состав участников опроса. Удалось сдвинуть эту ситуацию, пригласив к анкетированию знакомых и коллег мужчин;
  2. Сохраняется предубеждение, что фундаментом стиля является платёжеспособность. Это связано как с отзвуками эпохи дефицита, так и с тем, что практическое образование по стилю только начинает зарождаться в России. Возникает задача в формировании у населения стилистической грамотности, наряду с финансовой, компьютерной и языковой. Первые шаги – воплощение стиля на низком бюджете и устранение ошибок в высокобюджетных стилях – мной как автором исследования уже успешно решаются;
  3. Ответы респондентов демонстрируют желание получить быстрые результаты, без тщательного осмысления темы, саморефлексии, систематической и продолжительной работы над стилем;
  4. В исследовании по разным причинам не приняли участие почти 70 человек, что составляет 55% от числа опрошенных. Во-первых, это вызвано их трактовкой темы стиля преимущественно как связанной с внешним обликом, с поддерживающими обывательскими бытовыми навыками. Во-вторых, участники опроса понимают, что внешние перемены тесно связаны с переменами внутренними, с ценностными, мировоззренческими, психологическими аспектами. Соответствующие непрогнозируемые последствия перемен вызывают у них опасение. В этой связи от автора требуется продемонстрировать клиентам возможности стиля, связанные с самоопределением, личностным развитием, выстраиванием индивидуальной профессиональной и жизненной траектории с опорой на стиль, с решением управленческих задач.

В завершении хочу поблагодарить всех участников опроса за уделённое время и искренние ответы. Исследование продолжается, и вы тоже можете принять в нём участие. Ваш стиль здесь.